ВТС уже выше 52 000 долларов, криптовалютная лихорадка накрыла банковский сектор

Финансы и бизнес овладевает синдром упущенной выгоды. Однако не все смогут пойти вслед за Илоном Маском


Ходят слухи, что трейдеры JPMorgan Chase & Co. мечтают о первой криптовалюте. И нетрудно понять, почему так. Цена монеты поднялась выше 50 000 долларов. На сегодняшние дни стоимость ВТС в 2 раза больше, чем накануне Нового года. Значительное укрепление и огромный ажиотаж многим принёс реальный доход. В отчёте криптобиржи Coinbase Inc. можно увидеть, что прибыльность сделок равна 20%.

И абсолютно всё равно, что нескончаемые проблемы биткоина, от сравнительно маленькой скорости транзакций до резких изменений стоимости, увеличивают его ненадёжность как средства сбережения или обмена. Тем игрокам, которым не хочется ждать, нравится перспектива тут же разбогатеть. Миллиардеры и богатые финансисты быстро покупают цифровое золото, подавляя комментарии скептиков. Компания Маска инвестировала в ВТС 1,5 миллиарда долларов. Кроме того, богатые основатели хедж-фондов, к примеру, Пол Тюдор Джонс и Стэнли Дракенмиллер, также находятся в этой игре.

Нелегко следовать предостережениям, которые проводят параллель между этим глобальным увлечением и тюльпанной лихорадкой в Голландии в 17-ом веке, когда такие, как Кэти Вуд из ARK Investment Management, наводят фирмы на покупки.

Не странно, что мир «общепринятых» корпоративных финансов проявляет такой интерес к первой криптовалюте. Эти настроения напоминают о словах бывшего главы Citigroup Inc. Чака Принса по поводу пузыря субстандартных кредитов о том, что стоит вставать и танцевать в то время, пока музыка играет.

Сейчас все, наверное, добавляют биткоин в собственные активы.

MasterCard Inc. и Bank of New York Mellon Corp. сообщили о своих перспективах проводить операции с криптовалютами. Вместе с тем Дэниель Пинто, сопредседатель JPMorgan, отметил, что в итоге его банк также не будет стоять в стороне. Часть инвесторов сказали, что купили монету, при этом ненавидя её. Именно в этом и заключается вся суть синдрома упущенной выгоды.

Аккуратный подход

Всё-таки нужно задуматься о правилах участия и следовать осторожному подходу, как бы тяжело ни было оказывает сопротивление этому синдрому. Допустим, компаниям необходимо подумать о своих фидуциарных обязанностях перед акционерами. Просто держать ВТС на балансе, как делает Tesla, - не очень хороший вариант хеджирования, так как стоимость монеты снижается при потрясениях на рынке. Кроме того, биткоин далеко не самое популярное средство обмена, потому что с середины 2019 до середины прошлого года на долю реальной торговли пришёлся приблизительно 1% криптовалютных транзакций.

У большего количества предприятий с долларовой базовой стоимостью, продающие товары, не включая изысканные автомобили, нет потребности держать на балансе большие суммы в криптовалюте. Идти по стопам Илона – это для отважных: такое даёт какие-то результаты лишь тогда, когда стоимость не останавливается в росте. Компаниям нужно следовать своему финансовому пути, а не повторять за Маском. Многие инвесторы отдают предпочтение реинвестировать «лишние» средства в операции, которые окупятся либо будут управляться должным образом.

Есть вероятность, что оказание брокерских услуг криптовалютным клиентам входит в список обязанностей банкиров. Но и в этом необходима аккуратность. Жан Дермин, преподаватель банковского дела в Insead, полагает, что ВТС имеет отношение к нескольким областям риска: операционный, к примеру, идентификация клиентов и возможность мошенничества; юридический, в особенности в работе с децентрализованными глобальными активами; регуляторный, беря во внимание историю судебных исков и закручивание гаек властями в этом секторе. Вместе с тем нужно давать защиту потребителям.

То есть риски превращают такой процесс в дорогостоящий, с немалым уровнем капитала для покрытия убытков, хотя торговля ВТС может иметь смысл с экономической стороны. Если следовать некоторым данным, то, к примеру, Швейцария ориентируется на весовой коэффициент банковского риска в объёме 800% для цифровой валюты. Такое даёт объяснение тому, почему банки всё ещё держатся на расстоянии от актива, будь то обслуживание криптобирж либо фьючерсы.

Кто спасёт ВТС

Банкам стоит действовать осторожно и использовать стратегический подход ко всему криптовалютному ландшафту. Будущее денег не определено, и «традиционные» финансы, возможно, будут лучше подготовлены к сотрудничеству или конкуренции с такими активами, чем полагают люди. Банки разрабатывают личные блокчейн-проекты, такие как стейблкоин JPM Coin банка JPMorgan, которые могли бы сэкономить деньги на платежах. Они выступают партнерами планируемых центробанками цифровых валют, таких как цифровой евро.

И напоследок правило для регуляторов. Им стоит следовать сбалансированному подходу к финансовым инновациям, не давая системным рискам выйти из-под контроля. Криптобиржи регулируются эффективнее по сравнению с тем, как было раньше, и нередко рассылают предупреждения потребителям. Однако если ВТС прочно войдет в мировую финансовую систему, абсолютно точно возникнет вопрос о том, что делать, если актив, который не имеет государственной поддержки, упадёт.

Когда Citi и другие банки были на грани гибели при финансовом кризисе в 2007-2008 годах, центробанки объединили усилия для спасения финансовой системы, помогая стимулировать создание самого биткоина. Было бы странно, если бы биткоин-аристократию стал спасать заклятый враг — фиатные деньги центробанков.

Перед монетой нелегко удержаться, однако большому количеству представителям мира корпоративных финансов лучше не торопиться, двигаясь маленькими шагами.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить